Сказка №11 Из пустого в порожнее

6 августа 2017

Zengana Сказка №11 Из пустого в порожнее

- Сынок, если ты на самом деле хочешь впечатлить девочку ,– сказал Папа Артём, – то нужно не столько колокольчики носить, сколько знать толк в чае. Как дракон, помнишь?

- Это тот, который любительниц чая крал? – спросил Виталик.

- Да, хитроумный дракон, который собирал эталонный чай, – сказал Папа Артём.

- Кстати про чайники, – сказала Мама Полина, – а вы знаете откуда появилась эмблема Инь и Янь?

- Я знаю, что они означают! – воскликнула Алёна. – Эти два символа означают мужское и женское начало. Но при чем тут чайники, мама?

- А при том, что вначале этот символ выглядел совершенно по-другому, – мама с торжествующим видом показала на маленькую подушечку, с одной стороны которой были вышиты чашечки, а с другой пузатый чайничек.

Все навострили ушки, предвкушая новую историю.

- А все дело в нашем знакомом драконе, – сказала Мама Полина. – Все началось задолго до похищения чужих невест.

Он только стал взрослым драконом. Это значило, что теперь он может самостоятельно улетать за пределы деревни и выбрать свой путь в жизни. Как мы уже с вами знаем, он решил пойти по чайной тропинке. Но на тот момент он ещё этого не знал.

Все началось однажды днем. Он летел по китайскому небу, когда услышал дивную песню. Конечно, наш герой был любопытным драконом. Он не смог удержаться и спланировал вниз, чтобы узнать, кто и зачем поет песню.

Он спрятался за пригорком, осторожно высунул кончик своего длинного красного носа и понюхал. До него донесся терпко-кисловатый запах. Ничего не подозревающий крестьянин продолжал петь:

Закрыл глаза, но могу видеть тебя,

Мой сердечный секрет – украдкой любит тебя.

Но ты не знаешь, как сильно скучаю по тебе:

Настает рассвет, а я даже не ложился спать.

Дракон с удивлением слушал искреннюю песнь сердца. Он уже знал, что люди называют такие песни – баллады. Люди-мужчины поют их людям-женщинам. Но вот незадача! Этот человек явно был мужского рода, но вокруг не было ни одной женщины. Кому тогда он пел?

Крылатый путник подполз поближе, спрятался за большим камнем и сказал:

- Ну здравствуй, крестьянин.

- Ой! – подпрыгнул человек. – Кто со мной говорит?

- Да это же я – камень, – сказал дракон. – Видишь меня?

- Вижу, – сказал крестьянин. – Чего тебе от меня надо?

-Расскажи, кому ты пел песню про любовь? Может здесь есть кто-то кого я не вижу?

- О великий говорящий камень, я пою песню моей противоположности.

- Угу, – сказал дракон. – Я почти понял. А кто твоя противоположность?

- Великий говорящий камень, я всего лишь крестьянин. Я могу только работать, собирать коренья и плоды, но я ничего не могу создать сам. Оттого я пою песнь любви тому, кто создает сам, но ничего не может собрать. Я пою о любви к чайному листку.

Дракон сорвал листочек и пожевал. На вкус он был похож на мятную жвачку.

-О говорящий камень, знай, что в мире есть только две грани, как существует два цвета – черный и белый, как мужчина и женщина, как Инь и Янь.

-Я тебя понял, крестьянин. Значит есть только два вида чая: черный и зеленый.

-Молчи, молчи, охальник! – замахал руками человек. – Да как тебе в твою каменную голову такое взбрело? В мире существуют сотни видов чая! Но отношений к ним может быть только два: либо нравится, либо ты ничего не понимаешь.

- Ничего не понимаю,– пробурчал дракон. – Ладно, спасибо, до свидания, я полетел.

И пока человек ничего не понял, крылатый путешественник улетел. Какие противоположности, при чем тут чай – недоумевал он. Наверно, люди очень странные существа, несут всякий бред и опасны для общества. Наверно, именно поэтому старейшины и запрещают с ними общаться.

Летел он, летел, и спустя какое-то время прилетел на высокую гору. Там сидел маленький мальчик. Дракон даже удивился: такой маленький человечек, а уже гуляет один. Недолго думая, летучий путешественник приземлился рядом . Ему понравилось, что мальчик не испугался его, а продолжал заниматься своим делом. Вот он открыл какой-то плоский чугунок, заложил туда свернутые высушенные листики, залил горячей водой, и начал совершать наверно волшебные движения. То поднимет чугунок, то покрутит вокруг себя, то покачает из стороны в сторону, и при этом напевая знакомый мотив про любовь. Вот только если б мальчик еще и кряхтел поменьше, то совсем красивая картина получилась бы. А чего он кряхтит тогда? Наверно, чугунок тяжелый.

Дракона снова начало глодать любопытство. Он вытянул свой длинный нос и понюхал посуду. Мальчик удивленно надул губы, но чугунок не отдал.

- Мальчик, а мальчик, а что ты делаешь? – спросил дракон.

- А ты разве не знаешь, о чудище?

- Нет, я в первый раз вижу ,чтоб человек варил траву. А ты что же – пел песню про любовь?

-Ну да. А ты разве ее не поешь, когда завариваешь чай?

- Да я и чай-то не завариваю… Зачем это? Вот только не надо говорить о противоположностях. Бррр! Эта ваша китайская философия… Слишком заумно.

-Она простая. Хочешь объясню?

-А ты сможешь? Ты такой… Не обижайся, но маленький.

- А ты большой, а ничего не умеешь. Дай сюда лапу, – мальчик разлил янтарное зелье из чугунка по чашкам, затем осторожно вручил дракону одну из них. – А теперь смотри и делай как я.

Мальчик глубоко вздохнул, и маленькими глоточками начал цедить напиток. Его полуприкрытые глаза мечтательно созерцали горы Хэншань.

Дракон скрестил задние лапы по-турецки, откинул хвост, осторожно взял чашечку в когти и сделал малюсенький глоточек. Язык обожгла неожиданно вкусная субстанция. Он мог поклясться, что узнает терпко-кисловатый запах листьев. Но теперь, в него во рту он принял совсем другой вкус, наполняя сердце теплом, легкие – пряным ароматом, а селезенку – здоровьем. Дракон полуприкрыл глаза, сфокусировав зрачки на дальних вершинах гор. В голову полезли красивые философские мысли о бытие, о хрупкости мира, о важности мироздания. Сразу захотелось каких-то баранок. А еще лучше, пригласить соседа в гости, устроиться за уютным кухонным столом, гонять чаи и обсуждать, что важного случилось за прошедшую неделю.

Так они сидели и пили чай – мальчик и дракон. Но все заканчивается, и куда-то делся ароматный чай. На донышке чашки остались лишь капельки янтарного питья.

- Смотри, – сказал мальчик. – А теперь самое важное. Когда чай закончился, возьми две чашки. Одну поставь снизу, а вторую наклони над первой. И ты увидишь, как последняя капля перетекает из пустого в порожнее. Видишь как она стекает? Как дрожит на тонкой ножке, цепляясь за стенки чашки? Как падает вниз? Эта капля символизирует живительный дождь. Ибо что может принести человеку больше радости, чем утоление жажды. А теперь смотри. Вот мы наполнили чашку, а теперь переливаем чай из нее в другую. И что у нас получается?

- Противоположность! – потрясенно проговорил просвещенный дракон. – То что было пустым, теперь полно, то что было полно, теперь – пусто. Однако, какая глубокая философия! Тут без чашки чая не разберешься. Мальчик, а налей мне еще чашечку чая.

Маленький умелец с удовольствием выполнил пожелание дивного гостя. Теперь они уселись поближе друг к другу и, наблюдая за горным туманом, неспешно вели важную беседу.

Но… Виталик, что ты делаешь?

Мама Полина спросила его как раз вовремя, потому что мальчик уже почти успел завести левую ногу за правое ухо.

- Мама, – пропыхтел Виталик, – я хочу научиться пить чай по-китайски.

- Хорошо, милый, – сказала Мама Полина. – Но для этого необязательно так сильно складываться. Можно просто поджать ноги под себя – вот так. А я заварю молочный улун. Это один из самых китайских чаев в мире. Договорились?

- Да, мама! – Виталик с облегчением выдохнул и развалился на полу.

Мама Полина рассмеялась и пошла заваривать новый чай. Но краем глаза успела заметить как Папа Артём подозрительно подтянул ноги под себя и явно пытается повторить упражнение сына.